Показано с 1 по 1 из 1

Тема: История Rolex Prince

  1. #1
    FreeBSD Аватар для RoST
    С нами с
    12.04.2012
    Сообщений
    349
    Поблагодарил(а)
    28
    Получено благодарностей: 152 (сообщений: 74).

    История Rolex Prince

    Трудно говорить подробно о рождении модели Prince без еще более подробного описания отношений Rolex и Aegler. Как говорилось ранее, Rolex использовал исключительно механизмы Aegler, в то время как Aegler продавал свои механизмы многим компаниям. Это, конечно, означало, что в этих отношениях позиции Aegler были сильнее.

    Rolex хотел изменить это. Для этого они назначили Германа Аэглера директором компании 25 августа 1919 года. 12 апреля 1920 Wilsdorf and Davis выдали 6960 невыпущенных акций Rolex Watch Company (стоимостью по 1 фунту) Герману Аэглеру. Так владельцев компании стало трое: Уилсдорф, Дэвис и Аэглер. Аэглер был назначен председателем Rolex Watch Company сроком 12 лет от 1 июля 1919. В обмен на акции и назначение, Аэглер согласился «всеми силами продвигать интересы компании (Rolex) и, в частности, приложить все усилия для того, чтобы «общество» (Aegler) продавало свои часы только и эксклюзивно компании, но ни одной другой компании или человеку в Соединенном Королевстве; чтобы продажа осуществлялась по самым низким текущим оптовым ценам для часов подобного типа». В это же время компания Rolex начала объявила, что их «технический отдел и часовая фабрика» находятся в Бьене, хотя это была фабрика Аэглер. Логично предположить, что между компаниями произошел обмен акциями: Аэглер получил 6960 акций главной компании Rolex в Лондоне, в то время как Rolex наверняка получил долю в компании Аэглер. Также в это время название компании Аэглер было изменено на Aegler, Societe Anonyme, Fabrique des Montres Rolex & Gruen Guild A, или Аэглер Инк, Производитель часов Rolex & Gruen Guild A. Очевидно, что к середине 1920х годов, отношения между Rolex и Аэглер превратились из отношений поставщика и клиента в отношения между близко связанными, хотя и различными, компаниями.

    Медленно, но верно, изменялась сама природа компании Rolex. Все три директора теперь жили по швейцарским адресам: Аэглер жил в Бьенне, Дэйвис переехал в Монтро в 1919, а Уилсдорф теперь жил в Женеве. Еще более важным фактором стало сокращение роли и доли в компании Альфреда Дэвиса. До того, как Аэглер присоединился к компании, оба партнера имели по 23 100 акций каждый, включая 14 500 акций , выпущенных при продаже Wilsdorf & Davis Ltd фирме Rolex, и еще 8 600 акций, выпущенных в 1919 году. Всего три года после получения дополнительных 8 600 акций, Дэвис продал 5 000 из них Уилсдорфу и его супргуге Мэй, которая впервые упоминается в документах компании в 1924 году. Что произошло с Дэвисом после его ухода из компании, которую он основал – не ясно. Неизвестно даже, остался ли он в Швейцарии, но его последний известный адрес был указан Grand Hotel des Alpes в Монтро. В начале столетия туберкулез был одной из главных причин смерти, и до изобретения антибиотиков единственным спасением было продолжительное выздоровление в одном из горных отелей в Альпах. Очень возможно, что Дэвис выбрал Монтро именно по этой причине, хотя подтверждений у этой гипотезы нет.

    Компания была в руках Аэглера и Уилсдорфа, когда, 26 августа 1926 года, в Швейцарском Бюро Патентов был зарегистрирован патент; всего через год, 1 октября 1927 года, был выдан патент под номером 120849 на механизм, который получит имя Prince. Патент описывал часы как «фигурные часы с секундным циферблатом»; далее говорилось, что преимущество механизма относительно обычных часов в том, что он позволяет использовать намного более крупную, и, следовательно, намного более видимую секундную стрелку. Главным преимуществом конструкции было то, что разместив завод и баланс по разные стороны механизма, удалось сделать их гораздо крупнее, чем если бы они были размещены рядом, как в обычных круглых часах. Размеры баланса и заводки означали, что часы будут соответственно гораздо точнее и смогут работать гораздо дольше на одном заводе. Это оказалось правдой. Почти все часы Prince, проданные в Британии, продавались с сертификатом хронометра. Реклама Rolex того времени особо подчеркивала то, что часы «работают 58 часов от одного завода». Идея разделить баланс и заводной механизм, сделав баланс больше в меньших часах, использовалась не только Аэглером. Аналогичная конструкция разрабатывалась в то время Jaeger-le-Coultre, где она была реализована как Duo-Plan. В этом механизме баланс и заводной механизм размещались на разных уровнях.

    Более крупный баланс сыграл свою роль: Prince оказались одними из наиболее точных часов, и остаются таковыми по сей день. Точность часов определялась исключительно высоким качеством баланса, в котором, совершенно нехарактерно для наручных часов, использовались цельные золотые винты для увеличения веса и, соответственно, инерции. Также, качество обработки всего escapement-a, даже шестерней, было исключительно высоким. Все эти усилия гарантировали высокую точность часов Prince.

    В 1928, когда часы были выпущены на рынок, они поставлялись в двух вариантах: модель Classic 1343 и модель Brancard 971. Classic имел простую прямоугольную форму, а Brancard имел то, что теперь обычно называют «фигурный корпус». Brancard всегда был примерно на 10% дороже, чем Classic. В начальном периоде производства, часы выпускались в золоте (18 или 9 карат) и в серебре 925 пробы. С самого начала Brancard выпускался в золоте в двух цветах, хотя только в варианте 18 карат. Что касается серебра, то его хромировали (что необычно) и всегда рекламировали как «нетускнеющее серебро». Этот факт привел к тому, что некоторые плохо осведомленные продавцы продавали старые часы Prince как хромированный никель, в то время как они были изготовлены из монетного серебра.

    Два года спустя, Rolex выпустил модель 18 карат с полосами на крышке корпуса, которую иногда называют «тигровой». В тот же год они выпустили самые дорогие часы из всех ранее выпускавшихся: Brancard в цельном платиновом корпусе. В год выпуска, в 1930, часы стоили 65,00 фунтов стерлинга (около $260 на то время), более чем в три раза дороже 18-ти каратной модели с полосами. В то время небольшой семейный автомобиль стоил 85,00 фунтов.
    С выпуском «тигровой» модели, моделей Brancard стало три. Все модели имели номер 971, что вносило некоторую путаницу. Рисунки в каталоге того времени показывали разницу между моделями. Торцы модели 971 были несколько изогнутыми, в то время как у модели 971U они были гранеными. Торцы модели 971А также были гранеными, однако это обозначение было оставлено за «тигровой» моделью.

    В 1934 году, одновременно с выпуском Perpetual, Rolex выпустил Prince в стальном корпусе. Интересно то, что в связи с трудностью обработки стали, эта модель на момент выпуска была более чем на 10% дороже, чем модель из серебра. Такое решение позволило Rolex выпустить то, что назвали «steel with gold mounts». Эти стальные модели с золотом легче всего поддавались модификации и улучшению менее разборчивыми владельцами.
    Модель Prince часто называют «докторскими» часами. Многие думают, что эти часы доктора носили из-за большой секундной стрелки. Может быть, у некоторых докторов так и было, однако настоящая причина в том, что благодарные пациенты часто дарили докторам эти часы. Rolex всегда рекламировал свои часы с плавной секундной стрелкой как «особенно подходящие для медицинской профессии», учитывая то, что Rolex производил такие чесы с 1914 года.
    Как и всегда, Rolex не оставил выпущенный продукт в покое, продолжая свою политику постоянного улучшения и развития. Через год после выпуска стальных часов, начались продажи часов с новым механизмом и в новом стиле. Новый корпус был основан на корпусе модели Classic, но в со ступенчатыми сторонами. Его назвали «Railway Prince», модель номер 1527. Особой популярностью новинка не пользовалась, поскольку у нее не было ни простоты модели Classic, ни уникального стиля модели Brancard. Впоследствии, эти модели стали достаточно редкими, чтобы быть востребованными коллекционерами.

    Одновременно с выпуском Railway Prince Rolex (или Aegler) выпустили механизм H.S. (Heures Sautantes, или прыгающие часы). В этой модели часовой стрелки не было, вместо нее на циферблате в позиции 60 минут было сделано окошко. Под циферблатом находилось колесико с отпечатанными на нем числами от 1 до 12; когда минутная стрелка показывала 60 минут, колесико прыгало в новое положение, и в окошке отображался правильный час. Такое усложнение имело два недостатка: толщина и трудность в считывании. Часы стали на 0,8 мм толще для того, чтобы поместить в них часовое колесико и его механизм. Несмотря на расчет, что так будет легче считывать показания часов, делать это было труднее, чем с традиционного циферблата. Учитывая цену модели, большого успеха она не имела. Это еще один пример часов, которые, не имея успеха во время выпуска, стали одной из наиболее коллекционируемых моделей.
    Название Prince стало настолько известным, что в 1933 Rolex начал торговать им самим. Когда был выпущен новый механизм HW (случайно ли это были инициалы Ганса Уилсдорфа?), эти часы называли Prince Dauphin или Junior Prince. Если и можно чем-то оправдать использование имени Price, то это почти идентичные механизмы завода. Линия дорогих дамских часов называлась Princess.

    Rolex выпускал некоторые довольно странные модели Принца, однако самой странной оказалась модель «Sporting Prince». Эта модель имела обычный либо «прыгающий» часовой механизм в «охотничьем» прямоугольном корпусе. При нажатии не переднюю крышку она открывалась, выскакивал внутренний механизм с циферблатом и стрелками – воспринимать показания было легко. Смысл такой конструкции заключался в том, что до разработки противоударных балансов, очень не рекомендовалось носить часы во время каких-либо спортивных действий, и уж точно – не во время игры в гольф. Удар клюшкой по мячу передавался по металлу к руке и мог легко сбить или сломать шарниры оси баланса. Так началось развитие спортивных часов. Все производители, от Movado до Longines и Vacheron et Constantine вышли на этот рынок.
    Rolex также использовал свою технологию (британские патенты 333,853; 334,491 и 334,492) с часами Sporting Prince для производства очень небольшого количества моделей 1599 в «охотничьем» корпусе Prince. Эти часы – самые редкие модели Prince, менее дюжины известны сегодня. Эти часы часто подделываются; при этом используется корпус Sporting Prince с припаянными проушинами. Эту модификацию легко распознать, поскольку у правильных наручных часов задняя стенка вогнутая, а у Sporting Prince – выпуклая; т.е. правильный корпус наручных часов выгнут под запястье, а у карманных он выпуклый из сзади, как и спереди.

    В 1940 году были добавлены еще два варианта корпуса. Первым был асимметричный или «клиновидный» корпус модели 3362 со стандартным циферблатом, и его вариация, модель 3361, у которой был асимметричный корпус и плавно бегущая секундная стрелка. Это означало, что часть циферблата, на которой ранее размещалась секундная стрелка, была закрыта корпусом. На некоторых корпусах был добавлен золотой щит, на котором можно было выгравировать герб или монограмму. Клиновидная форма была выбрана для того, чтобы разместить центральную ось и колесо секундного механизма. Вторым вариантом корпуса была модель 3937. Этот стиль намного более соответствовал моде того времени со своими обтекаемыми формами. На этой модели основаны одни из наиболее востребованных моделей Prince – «The Quarter Century Club». Этими часами награждали сотрудников компании Eaton, крупной канадской сети магазинов, которые прорпботали на компанию 25 лет. В часах было 14 карат золота и прекрасные гравировки на обратной стороне, а циферблат был сделан по заказу компании Eaton. Вместо обычных цифр, на нем были изображены буквы «1/4 C E N T U R Y C L U B», выполненные гравировкой и эмалью, название Rolex было заменено на Eaton. Когда эти часы продавались их владельцами в 1980х годах, многие из них переделывали, потому что считалось, что они менее ценны, чем обычный Prince. Поскольку переделали очень многих из них, теперь, конечно, часы с правильным циферблатом ¼ Century Club стоят намного дороже стандартных. Так крутиться мир.

    Отдельного разговора заслуживает маркетинг компании Aegler. Они были поставщиками и для Rolex, и для Gruen, включая часы Gruen, почти полностью идентичный часам Prince. Часто спрашивают: «почему одинаковые часы продавались под разными марками?» Ответ прост: когда часы попали на рынок в 1928 году, Rolex все еще был лондонской компанией, продающей почти исключительно в Европе и Британской Империи. Не было дистрибьюторских каналов в США, которые тогда, как и сейчас, были одним из наибольших рынков в мире. Компания Aegler изобрела часы, вложив в него время и средства. Требовалось вернуть свои инвестиции, и чем крупнее рынок – тем лучше. Поэтому Rolex продавал в Британской Империи и Европе, а Gruen – в Соединенных Штатах. Это были два единственных на то время рынка, где имело смысл продавать дорогие часы.
    THE TRUE MEANING OF LIFE LIES IN DEFINING ITS END

  2. 7 пользователей сказали cпасибо RoST за это полезное сообщение:

    agn (13.11.2012),Batura (21.05.2013),Celentano (27.07.2012),chess (27.07.2012),Infiniti (07.08.2012),peyot (29.07.2012),Yuyu (27.07.2012)

Информация о теме

Пользователи, просматривающие эту тему

Эту тему просматривают: 1 (пользователей: 0 , гостей: 1)

Ваши права

  • Вы не можете создавать новые темы
  • Вы не можете отвечать в темах
  • Вы не можете прикреплять вложения
  • Вы не можете редактировать свои сообщения
  •  

Яндекс.Метрика